Новинки коллекций
Художественное стекло Юлии Крутеевой
Государственная Третьяковская Галерея, Москва

Михаил Врубель

Жемчужина, 1904
Когда Третьяковка готовила большую выставку работ М. Врубеля, мне предложили сделать линейку изделий на тему его работ. Скажу честно, сначала я думала отказаться.

Слишком сложен Врубель для фьюзинга. Да и мое отношение к художнику – непростое. Говоря о его творчестве, я не могу даже использовать понятия «красивое» - «некрасивое», «нравится» - «не нравится». Врубель для меня – мрачный, угрюмый, тяжеловесный, трагичный, и в этом необычайно выразительный. И наоборот, настолько выразительный, что мрачный колорит его работ просто опрокидывает и не дает дышать.
Таким же настроением наполнена и его керамика. Однажды в музее ДПИ я видела целый камин, созданный художником. Мне казалось, что если там сейчас загорится огонь, это будет пламя «геенны огненной».

Но отказываться от сотрудничества с Галереей все же не хотелось. Я попросила показать работы, которые готовятся к экспозиции. Сначала думала поработать с сиренью. Но затем увидела «Жемчужину».
Как уж своими темными вязкими красками художник умудрился передать чистое сияние перламутра – мне неведомо. Но, верный себе, для изображения выбрал не белую жемчужную устрицу, а редкую далекую заморскую красавицу Пауа – серую с зелеными и голубыми переливами. Я ее сразу узнала, много лет назад привезла себе такую из Индонезии.

И «пазл сложился», и нужные стекла нашлись, и вдохновение появилось.
В дополнение к тарелкам решила сделать и украшения – для этого прекрасно подошли необыкновенно красивые дихроические стекла. Яркие, сияющие разными оттенками, после обжига таинственно меняющие цвет.

А чтобы все же сохранить нежность и женственность жемчуга в этой коллекции, я сделала «жемчужины» из нежного розового и голубого, накрыв их иризирующим стеклом.